Она

Она стала заходить чересчур часто в последнее время. Причем, ведет себя, как хозяйка: обувь не снимает, всегда в верхней одежде и молчит. Разрешения не спрашивает - вламывается и все

Она стала заходить чересчур часто в последнее время. Причем, ведет себя, как хозяйка: обувь не снимает, всегда в верхней одежде и молчит. Разрешения не спрашивает - вламывается и все. Слава Богу, сквозняков не устраивает, яду не подсыпает, семейство не беспокоит, не мусорит и на собачку не ругается. Попробовала бы! Я б ей устроил тогда! Хотя, чего устроил-то?! Разнос по полной программе с элементами ненормативной лексики? Более чем уверен, что ни один нейрон из миллионов у этой девицы не дрогнул бы.

А еще вот бесит, что облюбовала она себе кресло - мое любимое. Сядет и смотрит-смотрит. Я уж и отвернусь, и различные бытовые приборы включу, и средствами массовой информации ее долбаю - хоть бы что. Уставится своими глазенками раскосыми и разглядывает-изучает, словно впервые видит. Ну, хоть бы моргнула для приличия.

Знакомы-то мы с ней уже давно. Первый раз, помню, встретились посреди ночи, в черте-каком далеке от населенных пунктов, на "французской" трассе, что вдоль побережья. Рулил тогда в свою берлогу. Одна фара разбита была, а другая светила куда-то вверх и вдруг - уже рядом - силуэт темный. В сторону-то руль крутанул. Удара не услышал - магнитофон орал - но зацепил, похоже. Остановился, выхожу.

Тишь, да гладь. От асфальта жаром дневным с какой-то химией несет. Ни огонька в округе. Живых душ не наблюдается, а "силуэт" в кювете, судя по всему. С океана прохладным душком веет. Звезды - дурынды удивленные - сверху пучатся, помаргивают, словно смеются. Баобабы толстопузые с ветками-ручонками худенькими в темноте попрятались - странные особи, никого рядом с собой не терпят, так и сидят метрах в ста друг от друга, единоличники. У самого на душе нехорошо и, к тому же, табачек закончился - одни расстройства, а звезды уже с издевкой подсматривают-насмехаются. Подошел к обочине. Смотрю - никого. Пошел за фонариком, а заодно и авто осмотрел - вмятин нет, вернулся. Результат тот же. Трава невысокая. Все видно в радиусе вероятного полета, но - исчез потерпевший.

Слава тебе Господи, что уберег, думаю, а галлюцинации - это дело наживное - с недосыпу, от нездорового образа жизни и общего морально-физического разложения в связи с тоской по родным березкам нечерноземной полосы. Сплюнул смачно, звездам высказал мнение по поводу их беспардонного поведения, взнуздал своего ржавого друга и дальше помчался без оглядки. Километров через десять, чувствую, в сон клонит. Поорал "Малая земля - священная заря...", потом "Партия - тебе я славу пою...", еще что-то из классики современной советской эстрады, но помогло ненадолго - репертуар подисчерпался, магнитофон -уже не помощник, глаза слипаются, а ехать-то надо. И вдруг...

Кстати, все эти: ВДРУГ, ВНЕЗАПНО, НЕОЖИДАННО, КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ, ОБУХОМ... - уже остохренели. Не "вдруг" было, а едва слышный шопот где-то в глубине истерзанных недостатком никотина мозгов. Направление на источник не определить, но где-то рядом. Машину-то остановил, но руки-ноги оцепенели, нутро ледком подернулось и шерсть - верхняя, ультракороткостриженная - дыбом пошла. Чую, кто-то на заднем сиденье примостился и общения возжелал. Сам смотрю прямо и неотрывно, а назад тянет глянуть. Ой, как тянет! В мозгах уже совсем щекотно от шопота стало и содержание появилось - громкость прибавили.

- Зачем же ты искал меня, мил человек? Ехал бы и ехал себе. Или приглянулась?

"Это ж баба!" Мне-то подумалось, а она уже и отвечает.

- Баба тебя в далеком доме ждет. Девица я и блюду себя пуще прежнего, потому как всякий мужик меня боится, и в мужья ко мне уж не просится. Не пойдешь ли за меня?

И будто приблизилась. А я сиднем-сижу. Ни моргнуть, ни шевельнуться. Мысли в голове круговоротом полетели и ни одной членораздельной, но нехорошие - не для общения с девицами. "Да какая ж она девица?! В третьем часу ночи, на полном скаку, через закрытые двери! И не нЕгра, вроде. Шпрехает на нашем без акцента".

- Дурачок, не ломай голову, судьба я твоя и приехали уже. Тормози.

Машина остановилась метрах в двадцати от баобаба и просто повезло, что кювет отсутствовал. Мягенько так съехал и давай по степям-прериям, по черным мамбам, между "пузанами". Вобщем, благополучно все закончилось. Потом, правда, видел ее несколько раз, но в ситуациях неописабельных и, прямо скажем, малоприятных. А теперь вот, вроде, свыкся - уже и скучаю иногда. Гриша-толмач, говорил, что к нему тоже одна баба все ходила-ходила, но все списали на посталкогольный синдром, а потом и его не стало. Нет, не синдрома, а Гриша без вести пропал. Но меня, выходит, спасла.

Во, какие чудеса, братцы, на Земле-то на нашей приключаются. Так что, если какая бабца посетит, ненароком, по причинам, весьма и весьма отдаленно напоминающим житие-бытие, то это подруга моя и попрошу с грязными намеками и предложениями не лезть. Потому как девица она и, в данный момент, мы с ней дружбу очень даже крепкую имеем.
 

Автор:  Mozharych